ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Владимир Базарный о своей системе в интервью «Офтальмолоджи таймс»

Знамя мира, 1991 г.

Здоровьесберегающие технологии, Наука, Общее, Пресса, Профессор Базарный

Владимир Базарный о своей системе в интервью «Офтальмолоджи таймс» 

Ответ руководителя отделения развития сенсорных систем института медицинских проблем Севера СО АМН России доктора медицинских наук Базарного Владимира Филипповича на вопросы американского журнала «ОФТАЛМОЛОДЖИ ТАЙМС».

Глубокоуважаемая редакция журнала! Глубокоуважаемые коллеги!

Итак, кратко отвечаю на поставленные передо мной вопросы. Первой моей специальностью является офтальмология, в которой я совершенствовался под руководством профессоров М.А. Дмитриева и А. Г. Макарова.

Кандидатская диссертация посвящена хирургическому лечению пигментной дистрофии сетчатки (с целью реваскумеризации внутренних оболочек глаза мы, в отличие от известной операции индийского врача Агарвала, используем не мышечную ткань, архитектоника капиллярной сети которой принципиально отличается от увеальной ткани, а своеобразный «сальник» глаза — субконъюктиву).

В последующем, возглавляя краевое детское офтальмологическое отделение, серьезно занялся анализом причин массового возникновения у школьников в процессе учебы близорукости, распространенность и тяжесть которой особенно обострены среди коренных народностей Севера.

Это обстоятельство не могло не удивлять нас, ведь только вчера они — прославленные охотники и снайперы.

О том же, что близорукость далеко не «северная» проблема указывает факт широкого распространения ее среди населения, проживающего в высоко урбанизированном информационном обществе (США, Япония и др.).

Наивысших же цифр близорукость достигает среди подрастающего поколения, имеющего с одной стороны, этноэкологические особенности восприятия, с другой — усложненный для восприятия текст (японцы).

Вашему высококомпетентному и хорошо информированному журналу известно, что на протяжении многих десятилетий в умах исследователей довлеет представление на близорукость как на фатальный спутник цивилизации и с этим ничего не поделаешь.

И лишь отдельные энтузиасты посвящают ей всю жизнь, предлагая в итоге какое-либо упражнение для глазных мышц, либо хирургическую операцию. Вероятно, эти энтузиасты заслуживают уважения.

Я также не прошел мимо искушения и предложил ряд новых тренировочных и хирургических методов коррекции. Но меня волновала больше не столько близорукость как уже завершившееся явление, сколько истоки и первопричины ее возникновения. Я поставил перед собой вероятно сумасшедшую цель: изучить возможность ее недопущения появления в принципе, как явления школьной жизни.

С этой целью в 1977 году я перешел работать в организованный в этом году в Красноярске институт медицинских проблем Севера СО АМН СССР, в котором с помощью бывшего директора член, корр. АМН СССР К.В. Орехова мы организовали научное подразделение по изучению данной проблемы.

В эти годы, буквально как крот я зарылся в подземные дебри, прорыл там определенный научный тоннель и, как мне кажется, ухватился за корень близорукости. А когда вылез на поверхность, то увидел, что я оказался в центре педагогики.

Более того, позже оказалось, что с этого корня взрастает не только близорукость и даже не только целый ряд школьных форм патологии (сколиозы, нервно-психические и сердечно-сосудистые нарушения и др.), но и многие так называемые болезни цивилизации взрослых. (Да простяг меня многие известные коллеги. Как по этому положению, так и по последующим своим выводам и разработкам я, в принципе, готов оказать содействие по их внедрению и оценке эффективности в любой стране, которая проявит к этому готовность и стремление).

Итак, что же это за корень — истоки и близорукости, и сколиозов, и сердечно-сосудистых, и нервно-психических нарушений.

Еще на заре развития всеобуча было замечено: за грамотность почему-то люди расплачиваются здоровьем. Сгорбленная спина и тросточка в руках, пенсне на носу и болезненная бледность (нередко и туберкулез) — стали непременными атрибутами образованных людей. И уже в 1803-1805 годах набат тревоги начал бить великий педагог просветитель Генрих Песталоцци. Его полные ужаса и отчаяния слова: «В традиционных условиях обучения происходит своеобразное удушение развития детей, убийство их здоровья», — стали пророческими.

К сожалению, к этому набату по настоящему не прислушивались ни его современники, ни последующие поколения. За это время всеобуч и информатизация общества набрали такие «обороты», что сегодня имеем дело буквально с эпидемией школьных форм патологии.

А речь идет вот о чем. Кто на примере своего чада не замечал как пишут наши дети. Согнувшись буквально в крючок и низко-низко склонясь над тетрадью, они буквально носами водят по строчкам. И сколько бы мы ни заклинали, все одно, бесполезно и безнадежно поправить ситуацию. А разве нужно быть ученым, чтобы видеть как поджато сердце и легкое в этих условиях, как искривлен позвоночник, как напряжены многие системы мышц, как напряжено зрение, как сдавлены сосуды, питающие головной мозг, как натянут шейный симпатический ствол и многое многое другое.

И как только не называли исследователи данную позу: и «что-то», и «нечто», и «дурной привычкой», и т.д. Но так и осталась она для науки как некая «нечистая сила», с которой бороться практические невозможно.

В этом отношении показателен следующий пример. В прошлом веке некоторые страны использовали костыли-упоры, которые размещались между лбом и партой. Однако «нечистая сила», гнущая детей к низу была столь интенсивна, что спустя несколько лет, вместо близорукости и нарушений осанки у детей возникала деформация костей черепа. Естественно, этот метод инквизиции был отброшен.

Не удалось принципиально поправить ситуацию ни разработкой все новых типов парт, ни улучшением освещенности. Наши многолетние исследователи вскрыли, во-первых, что аномальная поза учащихся — это стойкий зафиксированный еще в дошкольные годы зрительно-двигательный навык (стереотип), во-вторых, что в зависимости от степени его выраженности в процессе учебы возникает соответствующая частота и степень выраженности приобретенных сколиозов, сердечно-сосудистых, нервно-психических нарушений, в том числе и «королевы» школьной патологии — близорукости.

Отсюда был сделан вывод: предупреждение формирования у детей аномального зрительно-двигательного стереотипа в процессе обучения и особенно на этапе овладения техникой чтения и письма — основа улучшения физического и психического развития подрастающего поколения, в том числе, предупреждения школьных форм патологии. Безусловно, разработка предупредительных программ не может быть выполнена без раскрытия физиологических механизмов, лежащих в основе формирования и поддержания аномальной позы детей в процессе школьного обучения. Именно этой части исследования мы уделили первостепенное внимание. Раскрытию содержания и механизма ее формирования аномальной рабочей позы школьников, а также ее последствий на развитии детей посвящен целый ряд кандидатских диссертаций моих учеников. Здесь могу лишь указать — аномальная поза — это лишь внешнее проявление чрезмерной внутренней напряженности детей, включающей сенсорно-психогенный механизм, психо-моторный и нейро-вегетативный. Каждый из указанных механизмов имеет свои особенности появления и развития. Их истоки мы условно объединили в четыре группы предпосылок. Первая группа предпосылок связана с тем, что традиционная школа буквально «вытравила» многие биологические катализаторы, необходимые для реализации биологических возможностей и развития человека. Это закон пространства и зрительно-двигательного поиска, закон вертикальной установки тела и активации сенсорных систем и многое другое. Это привело к тому, что дети в процессе обучения пребывают в состоянии своеобразной депрессии, угнетающей их развитие.

Третья группа предпосылок обусловлена тем, что традиционное обучение построено на логико-вербальных принципах передачи информации, то есть на левополушарном доминировании. В то же время, здесь нарушена естественная фазность и стадийность закономерностей межполушарных взаимоотношений. Это обстоятельство особенно неблагоприятно сказалось на развитии детей, имеющих этноэкологические особенности восприятия (это народности Севера, монголоидная раса).

И, наконец, последняя группа еще более досадных предпосылок связана с имевшими место таким «стихийными» реформами в школе, как заменой импульсивно-режимного письма старой перьевой ручкой на безотрывное письмо шариковой ручкой, заменой наклонной поверхности парт на горизонтальную поверхность столов, тенденциями в развитии иного печатания и архитектуры. А если еще к этому добавить неблагоприятное влияние на здоровье детей мелькающей освещенности, в том числе экранов дисплеев, телевизоров и тд.

В общем, в итоге был сделан главный вывод: для изменения сложившейся ситуации со здоровьем школьников (в т.ч. ситуации и со зрением) необходима широкомасштабная реорганизация учебного процесса и традиционных способов передачи информации.

Основой такой реорганизации является разработка безнапряженных энерго-экономных (т.е. здоровьеохранительных) основ овладения техникой быстрочтения  и быстрописьма на начальных этапах овладения грамотой. Именно этой задаче и посвящают свой труд сотрудники отделения развития сенсорных систем (ст. н.с. Л.П. Уфимцева, м.н.с. Э.Я. Оладо, м.н.с. В.А. Гуров, ст.н.с. Т.В. Горячева, н.с. Н.И. Венсловене, н.с. Н.Ф. Казачкова и др.).

Следующая группа предпосылок связана с тем, что труд школьника в информационном обществе фактически приравнен к труду работников напряженного зрительного профиля (типа электронной и часовой промышленности). Но мы знаем, что среди этих профессий проявление зрительного утомления, а также высокая частота встречаемости разнообразных вегетативных и нервно-психических расстройств являются одним из главных факторов снижения производительности труда и поддержания текучести кадров. Но если взрослые не выдерживают таких нагрузок, то что же тогда говорить о детях, находящихся в фазе физического и психического становления?!

А все дело в том, что система дошкольно-школьного обучения не имеет специальных глубоко физиологичных программ направленного формирования зрительно-ручного, трудового потенциала (как, например, школа игры на музыкальных инструментах).

Этот факт и является одной из основных причин того, что дети при чтении-письме пребывают в состоянии чрезмерной напряженности, внешним проявлением которой, как раз, и является недопустимо низкое склонение детей над книгой-тетрадью.

Что же удалось сделать нам в данном направлении? Во-первых, мы радикально изменили традиционную конструкцию урока. В частности, занятия стали проводиться в режиме пространства и зрительно-двигательного поиска, панорамного зрения и зрительных горизонтов, в режиме прямостояния и сенсорных тренажей.

Базарный впервые в мире предложил научно обоснованную систему обучения, сохраняющую здоровье детей

Во-вторых, отработаны ненапряжённые энергоэкономные режимы овладения детьми техникой чтения и письма. Сюда входят приемы безкнижного обучения чтению, обучения письму с использованием старой перьевой ручки и постепенным переходом на шариковую.

В-третьих, отработан ряд приемов индивидуальной и коллективной гигиены зрительного труда.

Апробация методов у нас в крае, в ряде наших республик, а также уже в ряде зарубежных стран подтверждает их достаточно высокую эффективность по предупреждению развития у детей так называемых школьных форм патологии; названных нами болезнями напряжения школьного периода, в том числе, и близорукости.

Итак, речь мы ведем не о снижении, либо устранений уже возникшей близорукости, а о значительном понижении частоты ее возникновения в процессе учебы. В частности, при внедрении отработанных технологий с самого этапа овладения детьми грамотой спустя 4-5-летнего периода обучения распространенность среди этих детей и близорукости, и нарушений осанки, и сердечно-сосудистых отклонений и нарушений в нервно-психическом статусе уменьшается в 1,5-2,5 раза.

Замечу, что поставленный с раннего детства зрительноручной трудовой потенциал -это не только новый уровень здоровья подрастающего поколения, но и основа для повышения производительности труда и ускорения развития информационного общества.

Безусловно, мы находимся лишь на начальном этапе к построеннию нового направления в науке, синтезирующего теорию развития человека и теорию обучения. Формированию данного направления и решила посвятить свою жизнь группа единомышленников отделения развития сенсорных систем, объединенных с большим коллективом сотрудников народного образования (Ю.Е. Васильев, Э.А. Остроухова, Я.Ф. Фроимзон, В.Н. Прутовых, В.П. Щербинина и многими другими).

Некоторые итоги данного направления обобщены нами в докторской диссертации, а также в монографии «Зрение у детей: проблемы развития» (Новосибирск, изд-во Наука, 1990 г.).

Ощущая ограничения для дальнейшего развития данного направления, в рамках сложившейся структуры достигнута договоренность с государственными структурами от организации Всесоюзного медико-педагогического центра.

И если что-либо из сказанного (безусловно, в самом общем виде) найдете полезным для ребят Вашей страны и проявите соответствующую инициативу — выражаю готовность оказать вам всяческую помощь в этом благородном деле.

Убежден, общая боль за здоровье и будущее детей может и должна оказаться той объединяющей силой, тем стержнем политики, которая и привёдет, в конце концов, на базе новбй концепции воспитания подрастающего поколения к единому общепланетарному дому для землян.

С пожеланиями успехов Вашему журналу, здоровья Вашему народу!

В. БАЗАРНЫЙ

Цитата профессора Базарного

Почему в американских школах дети учатся стоя (видео)

Работы учеников профессора Базарного

Лаборатория НИИ МПС

Добавить комментарий

Обязательные поля отмечены *

Читайте также

ЗАПУСТИТЬ
Видео, Здоровье детей, Профессор Базарный, Школа

Доктор Базарный о современной системе образования 

ЗАПУСТИТЬ
Видео, Здоровье детей, Здоровьесберегающие технологии, Мужчина и женщина, Школа

Базарный о раздельном обучении