ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Школа хронического стресса

В.Ф. Базарный, Раздел 2.2 из книги "ШКОЛЬНЫЙ СТРЕСС И ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА РОССИИ", Москва 2004

Гиподинамия, Здоровье детей, Здоровьесберегающие технологии

Школа хронического стресса 

Комплексом проведенных нами исследований установлено, что образование (воспитание) детей на седалищах — это прежде всего подавление и заглушение активности тела, в том числе усилий и силовых нагрузок на всю опорно-двигательную костно-мышечную систему. В этих условиях развитие ребенка происходит в режиме своеобразного синдрома телесно-мышечного и, как следствие, метаболического расслабления. Это означает, что адекватно мере снятия силовых нагрузок перестраивается весь остеосинтез в направлении формирования расслабленной костной структуры. При этом, связанные в костях ионы кальция (ранее выполнявшие динамические функции) выходят в кровь, но уже в виде солей. В итоге, с одной стороны, развивается костный остеопороз, с другой — появляется повышенная циркуляция солей кальция в крови. Излишки же кальция в крови — это уже начало кальцификации клеток и тканей и, прежде всего, опорно-двигательного аппарата, сосудов и внутренних органов. Между тем, врач-педиатр выписывает ребенку, у которого выявлен остеопороз, именно соли кальция. В этих условиях остеопороз не устраняется, а излишек кальция в крови возрастает. Дозированное и постоянное наращивание силовых нагрузок на костно-мышечную систему — универсальный метод лечения массового остеопороза.

Но тело ребенка в учебном процессе пребывает не просто в режиме седалищного расслабления. Оказалось, что выведение из процесса развития и функциональной задействованности телесно-осевого баланса — центрального механизма меры, на основе которого оформляются все функции координации тела, в том числе тонкие произвольно-волевые способности (дозированные усилия тела, рук, пальцев и т.д.) привело к тому, что дети при выполнении тонко координированных произвольно-волевых актов (типа письма) оказались вынужденными обращаться к древним эмбриональным уровням построения произвольных движении. А древние уровни управления произвольными движениями построены на законе все, или ничего, т.е. на законе не управляемой, не дозированной энергозатратной мобилизации телесно-мышечных систем. Внешнее проявление таких не управляемых мышечных усилий — разлитые по всему телу фиксированные во времени статистические мышечные напряжения. Это состояние своеобразного тетануса (электрошока). Этот синдром, конечно, наблюдал каждый педагог — вспомним вечно зажатых, напряженных и низко склоненных при письме детей.

Фиксированные и продолжительные по времени мышечные напряжения — это предельная мобилизация всех нейро-энергетических и гормонально-эндокринных ресурсов организма на фоне блока определенности в стратегии произвольно-волевого реагирования (поведения). Это своеобразное короткое замыкание между чувственным и моторным энергетическими контурами и, как следствие, залповый сброс чувственной нервной энергии в хаотическую мышечную судорожность, т.е. в никуда, вне поступления ее извне за счет блока чувственных каналов. Это блок (внесение хаоса) в ритмически протекающие произвольные (психические) ритмы (речевые, графические и т.д.).

Установлено, что в этих условиях в состояние напряженности вовлекаются не только произвольно-волевые мышечные системы, но и гладкомышечные, на основе которых держится функциональная жизнь всех вегетативных процессов, жизнь всех внутренних органов, т.е. жизнь всех систем жизнеобеспечения и особенно системы микроциркуляции крови. В итоге — это нарушение процессов синтеза-распада веществ с накоплением недоокисленных радикалов (шлаков, солей и т.д.). Это самоотравление организма. Это погружение детей в старость и болезни старения. Кроме этого, ситуация фиксированных пролонгированных во времени напряжений — это внесение хаоса в структуру нейромоторных частот, несущих в себе информационно-генетические программы жизнеобеспечения. Вот почему спазм произвольно-мышечный трансформируется в спазм нейромоторный (нейрокинетический). А это уже спазм сердечно-сосудистый, желудочно-кишечный, дыхательный и т.д. Это своеобразный блок всех жизнеполагающих информационных био(алго)ритмов.

В этих условиях организм выходит без потерь лишь при кратковременном воздействии подобных эффектов. В случаях же продолжающихся и повторяющихся подобных реакций организм входит в режим нервно-энергетического, гормонально-эндокринологического и информационно-генетического истощения (выгорания).

Следует особо заметить, что еще Ганс Селье (1938) показал: те пролонгированные во времени мышечные напряжения, которые не снимаются движениями (действиями), являются стрессом и оказывают такое же деструктивное влияние на организм, как и острое отравление ядом.

То, что дети систематически испытывают школьный стресс, Всемирная организация здравоохранения констатировала еще в 1959 году. К сожалению, при наличии нескольких базовых академий у нас школьным стрессом никто по-настоящему не занимался. Исследования, ведущиеся под нашим руководством в течение 27 лет, позволяют утверждать: школа переполнена самыми разнообразными школьными стрессами. Ниже приведем лишь неполный их перечень.

СТРУКТУРА ШКОЛЬНЫХ (ДИДАКТОГЕННЫХ) СТРЕССОВ,
В КОТОРЫХ СИСТЕМАТИЧЕСКИ ПРЕБЫВАЮТ ДЕТИ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ

  1. Классическая безрукая сигнально-левополушарная (вербальная) основа строительства учебного процесса, в которой изначально заложены:
    1. стресс от подавления произвольно-волевой активности и рукотворческой деятельности;
    2. стресс от расщепления и отчуждения образного эмоционально-творческого правого полушария от условно-сигнального — левого, заглушающего эмоционально-смысловое восприятие;
    3. стресс от расщепления и отчуждения эмоционально-смыслового переживания от произвольно-волевого созидания.
  1. Стресс закрепощения чувственно-информационных и нейромоторных ритмов в условиях систематической обездвиженности детей: 
      1. напряжение от закрепощения общей телесно-моторной активности (гипокинетический стресс);
      2. напряжение от закрепощения ориентировочно-поискового рефлекса из-за систематической обездвиженности головы;
      3. напряжение от закрепощения энергоемких сканирующих и образовоссоздающих зрительных ритмов за счет систематической точечной фиксации взора на текстовом поле букв в режиме ближнего зрения.
  2. Нарастающее в поколениях угасание способностей локализации и координации произвольных движений (усилий) в пространстве при седалищном образе строительства учебного процесса и, как следствие:
      1. обращение к эмбриональным программам построения движений по принципу все, либо ничего;
      2. напряжение от выключения телесно-осевого баланса, градуирующего меру произвольных усилий во времени и пространстве.
  3. Напряжения, обусловленные грубыми нарушениями санитарно-гигиенических требований:
      1. оптико-рефлекторные напряжения из-за перспективного искажения букв, возникающего на горизонтальной поверхности столов;
      2. позо-статические напряжения из-за несоответствия размеров столов росту ребенка;
      3. напряжения, обусловленные заменой электролампового равномерного освещения на мелькающее — люминисцентное;
      4. напряжения, обусловленные нарушением гигиенических и эргономических требований, предъявляемых к печатным текстам.
  4. Дидактогенные стрессы:
      1. стресс от расщепления слова от образа и, как следствие, разрушения сигнально-образных ассоциаций и возникновения на этой основе словесно-смысловой неопределенности;
      2. стресс от расщепления чувства от смысла (эмоционально-смыслового синтеза) и возникновения на этой основе эмоционально-смысловой неопределенности;
      3. стресс фиксированных статических напряжений, возникающих при:
        • — безотрывном письме шариковой ручкой; а так же
        • — ускоренном письме;
        • — ускоренном чтении.
      4. стресс из-за игнорирования базовым учебным планом необходимости формирования уверенной диалоговой речи, из-за чего ребенок пребывает в дидактогенной неуверенности и страхе.
  5. Стресс бесполой дидактики и пололичностной диссоциации:
      1. стресс из-за игнорирования принципиальных различий в пололичностных установках эмоционально-смысловых сфер у мальчиков и девочек;
      2. стресс из-за пололичностной дидактогенной (сигнально-образной) неопределенности;
      3. стресс из-за уничижения мужского начала в мальчиках перед более зрелыми по генетическому и духовному возрасту девочками.
  6. Стресс из-за эмоционально-душевной депривации (депрессии), заложенной в инструктивно-принудительную дидактику:
      1. между авторитарным учителем и детьми;
      2. между эгоцентрически сформированными детьми и учителем;
      3. между авторитарными родителями, эгоцентрическими детьми и авторитарными учителями.
  7. Стресс хронической чувственной депривации в условиях постоянного воздействия сенсорно обедненной учебной среды — комплекса факторов закрытых помещений и ограниченных пространств:
      1. тактильно-вегетативные депрессии-напряжения;
      2. оптико-вегетативные депрессии-напряжения;
      3. ауди-вегетативные депрессии-напряжения;
      4. вестибуло-вегетативные депрессии-напряжения;
      5. аромо-вегетативные депрессии-напряжения.

Заметим, что одним из последствий систематического воздействия стресса (и не только) является истощение (выгорание) нервной энергии, сопровождающееся увеличением щитовидной железы. Педиатры уже многие годы выражают тревогу по поводу увеличения у школьников щитовидной железы. Так, в Самаре было проведено массовое обследование учащихся. У 40 % школьников выявлен зоб.1

Причину медики видят в одном: недостаток йода в воде и пище. Между тем, еще в позапрошлом веке доктором Гильомом из Нефшателе был описан школьный зоб, который из 731 ученика был выявлен у 414. Подобный факт описал и Д.И. Писарев в 1865 г. в своей знаменитой статье Школа и жизнь.

Наши исследования убеждают в главном: степень выраженности зоба у школьников прямо пропорциональна той напряженности ребенка, которую он испытывает в процессе письма. В частности, при незначительно выраженном синдроме склонения (внешнем проявлении внутренней напряженности детей) детей при письме (до 20 см) среди школьников 7-8 классов зоб в 80-е годы ХХ столетия выявлялся у 9,1 % детей. В то же время при резко выраженном синдроме склонения детей при письме (12 см и ниже) среди аналогичной возрастно-половой группы школьников зоб выявлялся уже у 63,7% детей.

И еще одно открытие. Ведущий цитолог из СО РАМН профессор В.П. Новицкая вместе с В.А. Гуровым исследовали метаболизм на клеточном уровне у группы школьников 8-9 лет, учебный процесс которых строился в традиционном моторно-закрепощенном (стрессогенном) режиме, а так же сравнительно у аналогичной возрастной группы детей, учебный процесс которых строился в предложенном нами режиме моторной свободы (работа в положении стоя и свободного перемещения по классу). При этом установлено, что спустя только 2 года обучения во второй (экспериментальной) группе флуоресценция (свечение) лимфоцитарных моноаминов оказалась в 2,3 раза выше (р< 0.01)!!! А ведь свечение клеток — это та кладовая, где хранится полевая генетическая информация (Гурвич А.Г., 1977; Любищев А.А., 1925; В.П. Казначеев, 1981; Гаряев П.П., 1994 и другие).

В этих условиях замалчивание школьного стрессогенного механизма в массовом поражении детей зобом — есть величайший обман и преступление. Со всей ответственностью утверждаю: массовое увеличение щитовидной железы у школьников — это самый грозный симптом неумолимо надвигающейся на нас видовой катастрофы, обусловленной чуждой природе ребенка методикой образования, обусловленной дидактогенными стрессами и, как следствие, истощением (выгоранием) энергоинформационных ресурсов жизни. Зоб — это последняя компенсаторная реакция организма, судорожно цепляющегося за жизнь.

Что же касается долгосрочных последствий воздействия стресса на детский организм, то они в основном известны.

  • Это истощение гормонально-эндокринной системы, выводящей на поверхность телесной и духовной жизни видовые информационные программы жизнеобеспечения.
  • Это нарастающие процессы генетических мутаций.
  • Это распространенные сосудистые расстройства.
  • Это расстройство работы всех внутренних органов и систем.
  • На клеточном уровне — это быстрое выпадение ионов кальция, переносящих электрические потенциалы при ритмических сокращениях мышц, в соли кальция.
  • Это внутреннее угасание потенциала нервной энергии.
  • Это ранний системный склероз:
    • клеток;
    • периваскуальных структур и сосудов;
    • нейроглиальной системы;
    • нейромоторных структур;
    • межкостных хрящевых сочленений (типа остеохондроза с образованием остеофитов и др.).
  • Это всевозрастающая косность и тугоподвижность тела, т.е. прижизненное его окостенение (окаменение).
  • Это раннее старение детей с формированием у них букетов сугубо старческих болезней.

Установлено: развитие детей в таких условиях — это изначальное разрушение детородной конституции тела из-за нарастающих:

  • ригидности и тугоподвижности костно-мышечных систем;
  • деформации развития структур малого таза;
  • застойно-воспалительных процессов в малом тазу;
  • угасания качества и эффективности детородного семени;
  • дезорганизации родоразрешающей силы и родоразрешающего ритма и т.д.

О том, что происходит с телами школьников за 10 лет седалищно-расслабленного познания жизни, подробно описано в обстоятельном исследовании сотрудника нашей научной лаборатории Алифановой Л.А. (см. главу 3 настоящего издания).

Весь комплекс патологических явлений, возникающих на начальном этапе седалищного воспитания (образования) детей мы определили как синдром утомления детей (СУД). Постепенно, по мере обучения в режиме напряженности, возникает синдром прижизненной мумификации тела (СПРУТ).

С широких эволюционных позиций — это возрастающий в поколении синдром инфантильно-дегенеративной инволюции (СИДИ).

В.Ф. Базарный

Раздел 2.2 из книги «ШКОЛЬНЫЙ СТРЕСС И ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА РОССИИ», Москва 2004

Добавить комментарий

Обязательные поля отмечены *

Читайте также

ЗАПУСТИТЬ
Видео, Гигиена, Здоровье детей, Наука, Факторы среды

Цифровое слабоумие. К чему приводит использование гаджетов. 

ЗАПУСТИТЬ
Видео, Здоровье детей, Здоровьесберегающие технологии, Мужчина и женщина, Школа

Базарный о раздельном обучении