ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Stay connected

Три битых кита

Сергей Морозов,  «Народное образование». Фото: Сидоров Евгений, Царскосельский лицей, 2012 г.

Здоровьесберегающие технологии, Профессор Базарный

Три битых кита 

В «Учительской газете», от 10 июня 1997 года помещены материалы о педагогическом эксперименте в Республике Коми по практическому внедрению в 222 школах здравоохранительных технологий обучения профессора В.Ф. Базарного. Пятилетний опыт работы учителей и медиков в рамках республиканской программы «Здоровое раскрепощенное развитие детей и подростков» — явление для нашего времени уникальное. И тем более вызывает недоумение тот факт, что ни Министерство общего и профессионального образования РФ, ни Министерство здравоохранения не сочли необходимым воспользоваться этим опытом (а также опытом самого В. Ф. Базарного) при разработке «Основных положений концепции очередного этапа реформирования системы образования» хотя бы в той части документа, которая непосредственно касается проблемы образования и здоровья. А она требует безотлагательного и самого пристального внимания властей, общественности, каждого гражданина России.

Мы живем в условиях катастрофы, которая называется депопуляция. Статистика беспощадна: каждый третий юноша-призывник не может быть призван на военную службу по состоянию здоровья. С каждым годом школа увеличивает количество нездоровых людей, страдающих болезнями нервной и сердечнососудистой системы, нарушениями опорно-двигательного аппарата и близорукостью. Три четверти выпускниц имеют хроническую патологию, отражающуюся на репродуктивных функциях. Традиционная классно-урочная форма обучения, спущенные «сверху» без контроля органов здравоохранения образовательные программы, рекомендованная Академией образования кабинетная система с «усредненной» стандартной мебелью и люминесцентным освещением привели к тому, что даже в гимназиях и элитных школах, где условия получше, у девяти из десяти детей к концу учебного года, изменяется артериальное давление и диагностируются невротические реакции.

По мнению доктора экономических наук Л. Рыбаковского, руководителя Центра демографии Института социально-политических исследований РАН, депопуляция в России — проблема этническая. Она затрагивает в первую очередь основной государствообразующий этнос — русских. Именно в местностях, преимущественно населенных русскими, коэффициент суммарной рождаемости (число детей, рожденных женщиной за всю жизнь) близок к 1,0.

«Многие, народы России, — пишет автор статьи Л. Сычева, — имеют близкие показатели воспроизводства — коми, мордва, карелы, осетины, татары. У нас низкая — даже по сравнению с США, Францией, Великобританией — рождаемость и высокая — на уровне Намибии, Ботсваны, Гондураса— смертность. Демографы назвали эту ситуацию «русский крест».

Образование может и должно разорвать порочный круг депопуляции. Два десятилетия назад красноярские ученые В.Ф. Базарный, Л.П. Уфимцева, В.А. Гуров, Э.Я. Оладо разработали базовые здравоохранительные технологии построения учебного процесса. Наш корреспондент беседует с одним из них, руководителем Научно-внедренческой лаборатории физиолого-здравоохранительных проблем образования администрации Московской области, доктором медицинских наук профессором Владимиром Филипповичем БАЗАРНЫМ.

— Владимир Филиппович, ряд педагогических изданий, в том числе и наш журнал, опубликовали на своих страницах документ, который носит название «Основные положения концепции очередного этапа реформирования системы образования», — итоговый материал семинаров рабочей комиссии по реформам образования. Во втором разделе этого документа, озаглавленном «Образование и здоровье», обрисована критическая ситуация со здоровьем школьников, перечислены экологические и педагогические факторы, усугубляющие положение, намечены пути выхода, ведущие, по замыслу авторов, к нормализации учебной нагрузки. Предполагается широкий комплекс мер, направленных на охрану и укрепление здоровья детей, учащихся и студентов; формирование ценности здоровья и здорового образа жизни в деятельности образовательных учреждений; повышение квалификации педагогов и поддержка инновационных программ, направленных на охрану и укрепление здоровья; создание механизмов общественного контроля за реализацией программы.

Каковы, на Ваш взгляд, перспективы реализации этих положений документа?

— В течение многих лет я слежу за попытками реформировать школу. Необходимо понять, с какой опасностью столкнулось наше общество. Два десятилетия мы анализировали, что происходит с детьми в школе, и теперь располагаем аргументами и выводами, полученными инструментальными методами, специальным научным анализом.

Педагогика — фактически наука о воспитании. Воспитание — очень широкое понятие, конкретным научным содержанием которого является раскрепощение нравственных, психических, телесных потенциалов личности, «спрятанных» природой в глубинные энергоинформационные уровни человека. Каждый явившийся в этот мир должен начинать свое восхождение к знаниям из глубины своей природной сути. Значение этой фундаментальной отправной концепции для педагогики пока до конца не понято.

Известно, что тот, кто раскроет законы раскрепощения творческой личности, совершит открытие более значимое для, человечества, чем открытия в ядерной физике. Спрашивается: если науке неизвестен ни один закон раскрепощения, то в каком научном пространстве работает сегодня система педагогики? На какой платформе выстроено её здание? Ответ тут, к сожалению, один: на платформе деклараций, благих пожеланий и иллюзорных надежд. Но благими намерениями вымощена дорога в ад.

Еще на заре эпохи развития всеобуча — во времена здоровых семей, благополучной экологии», неперегруженных программ обучения — было замечено, что начинается катастрофа. Уже в l906 году Песталоцци оповестил мировую педагогическую общественность, что при традиционно сложившихся книжных формах обучения происходит непонятное «удушение» развития детей, «убийство» их здоровья. На протяжении всего XX века школа шла путем интенсификации, увеличивая физическую и психическую нагрузку на ученика. Головные боли, нервное истощение, ипохондрия, согбенная спина, чахотка — вот с чем издавна связано представление о расплате за образование!.. Школа продолжала наращивать «обороты» вслед за техническим прогрессом, а ребенок давно остался «за бортом».

Наконец в 50-е годы специалисты по детскому воображению, — а это ядро психического творческого процесса, на котором держится все наше сознание, — забили тревогу: караул! Начался процесс распада воображения у детей! Их опять не услышали. Сегодня уже необходимо говорить о начале глобальной катастрофы всей современной цивилизации. Без понимания ее очевидности мы не примем необходимых мер. Нам же вновь предлагают концепции реформирования образования, по нелепости схожие с попыткой заштукатурить рушащуюся под напором стихии плотину.

— Хочется все-таки верить, что авторы «Основных положений концепции…» увидели и прочувствовали, как и Вы, всю надвигающуюся опасность. В документе содержатся статистические данные о катастрофических нарушениях здоровья школьников. «Подобное состояние здоровья, — говорится в нем, — не только результат длительного неблагоприятного воздействия социально-экономических и экологических факторов, но и ряда педагогических факторов, таких, как стрессовая тактика авторитарной педагогики; интенсификация учебного процесса (постоянное увеличение темпа и объема учебной нагрузки); раннее начало дошкольного систематического обучения; несоответствие программ и технологий обучения функциональным и возрастным особенностям учащихся, несоблюдение элементарных физиолого-гигиенических требований к организации учебного процесса» и т.д.

Владимир Филиппович, хотелось бы услышать Ваше мнение, как компетентного в этом вопросе специалиста, о том, насколько полно и объемно в этом документе представлены все аспекты обсуждаемой нами проблемы? Достаточны ли для ее решения меры, предлагаемые разработчиками концепции?

— «Декларативно» еще не означает, что ««эффективно» и что это приведет хоть к какому-то, пусть маленькому, но истинному результату. Ведь из «Основных положений концепции невозможно понять, как в учебном процессе дети теряют здоровье, от чего это происходит? Мы 20 лет исследовали методики, режим, эргономику, принципы строительства дидактики — словом, провели полный и конкретный факто-реальный анализ всех аспектов проблемы. Результатом стали 44 патента на наши здравоохранные технологические разработки, которые должны помочь выправить создавшееся в школе катастрофическое положение Проблему «наскоком» не решишь, то, на чем столетие держалась школа, что стало классической методикой, привлекательной для всех, оказалось самым опасным разрушителем здоровья детей. Мы на пороге пересмотра всех самых фундаментальных концепций, в русле которых развивалась эпоха Просвещения. Вот как глубоко залегли корни проблемы.

С чего начиналась школа? С прилежания, дисциплины и послушания. Специальными исследованиями установлено: подавляющему большинству учащихся в школе неинтересно. Чтобы, решить проблему интереса, нужна «глобальная законодательно-управленческая реформа.

Что такое «неинтересно»? Это когда чувство выведено из-под интеллекта. Существующие концепции образования предполагают абсолютный приоритет знаний, развития теоретического мышления, наращивания объема информации в рамках образовательного стандарта. Три «кита», на которых все держится, — это инструкция, дисциплина, прилежание. Мы вывели чувство за рамки школы, эпоха всеобуча изначально «расщепила» личность, отделив знания от чувств. И три кита оказались битыми.

Вернемся к «неинтересно». Еще Павлов показал, что, когда информация подается вне интереса, в коре головного мозга формируется центр ее активного отторжения. Так школа готовит тупых и забывчивых детей. Это первый негативный пласт работы школы вне интереса. Есть и второй. У нас духовная преемственность между поколениями эволюционна. Строительств эволюции духа основывается на биогенетическом законе чувственного аффекта. Следовательно, работать вне интереса — значит вне чувства, воли, вне смыслов. Это грубейший слом кода работы коры головного мозга, алгоритм формирования рабства в духе.

Символом учебного процесса у нас является книга, символом школы — ребенок, склоненный над книгой… Но книга изначально несет отрешенность от живой, созидательной, деятельностной жизни. Весь базовый десятилетний учебный план построен на книге. Нет книг — значит, не можем вести учебный процесс… Кстати, вот «тест» на свободного учителя: может ли он в классе работать без книг? Если не может, то его нельзя допускать к детям, потому что учитель должен смотреть в глаза ребенку, быть в духовном единстве с ним и с учетом его самочувствия вести творческую, развивающую импровизацию. Но для этого быть только специалистом по математике или русскому языку недостаточно, более того, опасно недостаточна. Вот как глубока проблема. Чтобы жить в поле интереса школьника, нужны специалисты, которые смогут работать «в режиме чувства ребенка, его психологии. Режим интереса активно включает искусство. Где педагогика, построенная с учетом его законов? Да, мне известно, как сделать, чтобы все учителя стали работать в режиме интереса. Нужна глобальная реформа. Я предлагал в свое время Михаилу Горбачеву, теперь предлагаю команде Бориса Ельцина: нужен открытый конкурс на программу государственного реформирования образования. Но реформы продолжают проводить те, кто их заваливает.

Сегодня в школе буквально «залежи» разрушающих здоровье начал, факторов, уничтожающих личность. Здесь мы столкнулись с фундаментальными категориями — рабством и свободой. Более гениального, чем Марксово, определения болезни как стесненной свободы я не встречал. Нам удалось переложить это на язык фундаментальной физиологии. Посмотрите, как сегодня пишет первоклассник: старчески согнувшись и вцепившись в кончик карандаша или шариковой ручки, он пытается выводить каракули… Вот это и есть первый признак несвободы. Речь идет о свободе произвольной моторики: человек первичен и свободен в действии, в конструктивном и художественном рукотворчестве. Наши исследования показали, что у приходящих в первый класс детей незрелы системы организма, на которые падает основная тяжесть эргономических школьных нагрузок, в том числе и зрительно-ручная координация, необходимая при письме. А школа «включает» скоростные нагрузки: столько-то прочитать, столько-то выписать… Ребенка словно и не существует.

Концепции реформ — это голые декларации. Сегодня необходимо остановить губительный, порочный; конвейеру «благодаря» которому через два-три месяца школьных занятий у детей наступает полное истощение энергетики, ресурсов иммунной системы. Произвольная моторная пластика переходит в режим судорожной, присущий этапу эмбрионального развития. Органы чувств ребенка отключаются от образного мира, сенсорной среды, через которую поступают сенсорные токи и возникают первичные нервные импульсы… Ребенок закрыт, притока энергии нет, а судорожная разрядка происходит, и организм продолжает «обесточиваться».

Школе необходимо уйти от ложного алгоритма знаний к алгоритму развития через раскрепощение. Либо мы это сделаем, либо приблизим глобальную биологическую катастрофу на планете. Когда сегодня говорят, что больные дети приходят уже и в детский сад, то надо увязывать это с болезнями их родителей, искалеченных школой. Мы уже вошли в порочный круг, и выход из него только один: аттестат на зрелость личности — телесную, нравственную, творческую.

— Владимир Филиппович, авторы концепции намерены сократить обязательную аудиторную нагрузку на 10—20 процентов, что существенно сократит и учебное время. Они полагают, что это позволит устранить перегрузку учащихся и улучшить ситуацию с их здоровьем. Как Вы оцениваете такое решение?

— Если вопрос стоит так: работать по старой методике обучения, где главные приоритеты — сумма знаний, образовательный стандарт, то уменьшение количества часов и учебной нагрузки проблему здоровья школьников не решит. Если же сменить научную платформу в подходах к образованию и работать в режиме психомоторного раскрепощения и сенсорной свободы школьников, пользуясь здравоохраняющими технологиями и механизмами, то тогда детям нужно будет даже наращивать содержательные нагрузки в рамках традиционных школьных предметов. Если ребенку интересно, то он уже в три года задает до 400 вопросов в день! Поэтому манипулировать в тексте концепции сумой знаний — это старый алгоритм вредительской работы.

Знания, знания, знания… Мы думали, что если человек будет знать, то станет сознательно-нравственно-деятельностен. Все сегодня знают, что курить нельзя, но курят все больше и больше… Школу нужно строить не на вербальной платформе, а на органичных для природы ребенка программах раскрепощения чувств, трудового воспитания, художественного воспитания. Это требует, в свою очередь, особо разработанных методологий и технологий. И они есть! Загляните в журнал «Школьные технологии», который издает А.Кушнир, вникните в смысл его авторских работ, хотя бы той же «Педагогики грамотности». Вот яркий пример природосообразной педагогической технологии, раскрепощающей чувства ребенка! Наша лаборатория запатентовала 44 разработки по этим направлениям воспитания школьников. Для масштабного применения их на практике необходим конкурс на национальную программу, которая позволит уйти от стандартов информатизации и стандартов образования и перейти на широкий социальный заказ воспитания подрастающего поколения. Я готов взять на себя ответственность за реализацию такой программы, но для этого необходимо встать рядом с президентом. А там все «схвачено». Нужны не все вместе ответственные, а один, персонально ответственный. Ответственность не может быть коллективной. Вот почему необходимо рассматривать программы только на конкурсной основе.

— Но ведь в 1994 году в статье «Куриная слепота» («Правда» от 17 августа 1994 г.) Вы предлагали объединить ведомственные усилия и создать единый Государственный комитет физического, нравственного и интеллектуального развития детей. Эта идея не противоречит тому, о чем мы говорим сейчас?

— Нет. Это иллюзия, что само по себе здравоохранение или образование может решить вопрос отдельно. В данном случае «перепутали рельсы»: здоровье — категория не медицинская. Здоровье — это итоговая характеристика воспитания, резервы жизни — энергетические, психологические, иммунологические. Здоровье — это категория воспитания, формирования внутренних резервов, а наука о воспитании у нас пока одна: педагогика. Следовательно, здоровье — категория педагогическая. Вот куда надо «рельсы переводить»!

— И последний, обобщающий вопрос, Владимир Филиппович, как Вы оцениваете возможные последствия воплощения основных концептуальных положений в сфере образования для ученика и учителя, для государства и нации?

— Во-первых, чтобы оценить последствия замысленного, нужно учитывать масштабы стоящей перед нами проблемы. Те, кто разрабатывал «Основные положения концепции…», не понимают ее глубины. Сегодня это спровоцированная эпидемия, передающаяся из поколения в поколение; дегенерация, распад и угасание телесных и психических потенциалов. Любой отход от корневого решения проблемы является приближением к пропасти. Даже когда академики-медики на парламентских слушаниях говорят о том, что 100 процентов детей больны, они нас уводят от сути. Почему? Да, потому, что медик думает, что можно с помощью медицины исцелить то, что мы спровоцировали образованием. Но медицина здесь бессильна. Речь идет о нарастающей, вялотекущей эпидемии убиения, саморазрушения и гибели разумного человека. Бессильна (десятикратно!) и педагогика, потому что все идеи в ней были классические — от знания к высшим ценностям… Не получилось. Это кризис всей, эпохи Просвещения. И благо России, что на нее сегодня со всех сторон навалились соблазны и испытания. Может быть, она скорее других стран дойдет до самого дна и начнет свое восхождение. Мы уже показали сами себе, насколько «подгнил» человек изнутри, и подошли к моменту истины: к испытанию на право называться Человеком. На этом фоне наши идеи и разработки находят всевозрастающую востребованность.

 

Беседу вел Сергей МОРОЗОВ.

Добавить комментарий

Обязательные поля отмечены *

Читайте также