ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Учёные 19-века о пагубном влиянии школы

Анжело Моссо, 1893 г.

Здоровье детей, История, Наука, Школа

Учёные 19-века о пагубном влиянии школы 

Из книги итальянского физиолога Анжело Моссо «Усталость», 1893 г.

Выдержки из двенадцатой главы «Переутомленіе мозга» (орфография сохранена).

К вопросу по истории школьной гигиены и влиянию факторов закрытых помещений в сочетании с пролонгированным сидением в условиях благоприятной экологической обстановки и образа жизни 19-го века до всеобщей автоматизации и компьютеризации быта.

«Я погубилъ себя чрезмѣрными, отчаянными семилѣтними занятіями, которыя къ тому-же пришлись на такое время моей жизни, когда тѣло мое находилось въ періодѣ развитія и когда организація моя должна была укрѣпиться».

Эти слова Джіакомо Леопарди содержатъ въ себѣ все то, что можетъ быть сказано о чрезмѣрной работѣ головного мозга. Обладая замѣчательно доброй душой, Леопарди, послѣ печальнаго опыта своей молодости, желалъ по крайней мѣрѣ предохранить другихъ отъ подобнаго-же вреда. Онъ думалъ: «Я къ несчастію погубленъ безвозвратно на всю жизнь, и внѣшній видъ мой превращенъ во что-то жалкое и презрѣнное именно въ той части человѣческаго образа, на которую смотрятъ, всего болѣе».

На все это поэтъ жаловался въ двадцать лѣтъ, когда овъ уѣзжалъ изъ небольшого помѣстья Реканати и простился съ уединеніемъ отцовскаго дома, въ которомъ провелъ свое дѣтство безъ развлеченій, истощенный размышленіями, утомленный чтеніемъ и ослабленный безсонными ночами.

Не подлежитъ сомнѣнію, что никто изъ геніальныхъ людей не заплатилъ такой дорогой дани, какъ Леопарди. Онъ въ восемнадцать лѣтъ до того полно усвоилъ себѣ латинскій и греческій языки, что въ нихъ уже не было для него секретовъ: этотъ итальянскій поэтъ къ двадцать лѣтъ поднялся на одинъ уровень съ наиболѣе великими греческими поэтами; но столько поэзіи и столько учености не далось ему даромъ — за нихъ онъ заплатилъ здоровьемъ всей жизни и печальнымъ настроеніемъ, которое, подобно траурному покрову, лежало на веснѣ его жизни. Не слѣдуетъ забывать, что поэтическій талантъ и ученость Леопарди, были настолько значительны, что Джіордани назвалъ его даже чудомъ нашего столѣтія.

Александръ Гумбольдтъ говоритъ о себѣ слѣдующее: «Мнѣ было восемнадцать лѣтъ; я ничего не зналъ, и мои учителя мало или ничего не ожидали отъ меня въ будущемъ; но если бы я былъ воспитанъ по ихъ методѣ и попалъ съ раннихъ лѣтъ въ ихъ руки, то я безъ сомнѣнія погибъ бы и духовно, и тѣлесно».

Я привелъ здѣсь эти два примѣра, такъ какъ они доказываютъ, что уже въ началѣ настоящаго столѣтія вліяніе чрезмѣрной работы оцѣнивалось вполнѣ удовлетворительно. Леопарди писалъ между прочимъ еще и слѣдующее: «Воспитаніе, получаемое, особенно въ Италіи, образованными людьми (которыхъ, говоря правду, имѣется немного), является положительнымъ предательствомъ, производимымъ безсиліемъ по отношенію къ силѣ и старостью по отношенію къ молодости».

Только за послѣдніе годы врачи и гигіенисты стали обращать болѣе серьезное вниманіе на тотъ вредъ, который производитъ чрезмѣрная мозговая работа въ организмѣ нашихъ подростаюіцихъ поколѣній. Насколько мнѣ извѣстно, вопросъ этотъ былъ впервые поднятъ профессоромъ Финкельнбургомъ на гигіеническомъ конгрессѣ въ Нюренбергѣ въ 1877 году.

Заключеніе, къ которому пришелъ конгрессъ, сводилось къ тому, что система нѣмецкой школы дѣйствуетъ вреднымъ образомъ на развитіе дѣтскаго организма и въ особенности на зрѣніе дѣтей и что вообще школа требуетъ чрезмѣрной мозговой работы, вслѣдствіе чего страдаетъ физическое здоровье подростаюіцихъ поколѣній.

Нѣмцы, со свойственной имъ способностью легко создавать новыя слова, назвали подобную чрезмѣрную мозговую работу въ школахъ «Ceberburdung», что обозначаетъ переотягошеніе дѣтскаго ума уроками. Англичане называютъ этого рода состояніе «overstrain» или «overwork», т. е. въ точномъ переводѣ это значило бы «перенапряженіе» или «переработка»; французы заимствовали у ветеринаровъ слово surmenage и называютъ подобное состояніе «surmenage intelleduel»; въ Россіи говорятъ о мозговомъ переутомленіи.

Въ Италіи до сихъ поръ еще нѣтъ общепринятаго слова для обозначенія подобнаго состоянія, вызываемаго чрезмѣрной мозговой работой, вѣроятно потоку, что тамъ вниманіе общества сосредоточивается меньше, чѣмъ въ другихъ странахъ, на изученіи этого вопроса, а быть можетъ и потому, что итальянцы меньше страдаютъ отъ чрезмѣрнаго напряженія мозга, чѣмъ другіе народы.

Мнѣ кажется, что выраженіе strapazzo del cervello можетъ вполнѣ соотвѣтствовать тому понятію, которое въ данномъ случаѣ требуется выразить. При этомъ вовсе не имѣются въ виду чрезмѣрныя занятія, которыя являются въ сущности только причиной опредѣленнаго состоянія. Мы желаемъ изучить тѣ послѣдствія, которыя развиваются въ головномъ мозгу, подвергаемомъ дурному обращенію; потому что чрезмѣрная умственная работа можетъ существовать только тамъ, гдѣ дурно обращаются съ мозгомъ человѣка.

Школа или экология? Что является причиной ухудшающегося здоровья детей.

Ребенокъ, вырванный изъ спокойной жизни родительскаго дома и посланный въ школу, сначала не особенно сильно чувствуетъ эту перемѣну,и въ тоже время новая работа не утомляетъ его; но съ теченіемъ времени вниманіе его, продолжительно напрягаемое, начинаетъ уставать и наконецъ утомленіе это достигаетъ такой степени, что отражается вреднымъ образомъ на всѣхъ жизненныхъ отправленіяхъ его организма. Мы всѣ наблюдаемъ появленіе этого состоянія, такъ какъ оно сказывается блѣдностью дѣтскихъ лицъ, которыя передъ тѣмъ отличались прекраснымъ румянцемъ. Въ то же время дѣти становятся менѣе подвижными и живыми; они теряютъ аппетитъ, дѣлаются болѣе раздражительными или печальными и начинаютъ жаловаться на головныя боли.

Проф. Финкельнбургъ сгруппировалъ слѣдующимъ образомъ главныя послѣдствія мозгового переутомленія у дѣтей: разстройство зрѣнія и преимущественно развитіе близорукости; приливы крови къ головѣ, проявляющіеся головными болями; носовыя кровотеченія и головокруженія, наклонность къ зобу; отсутствіе аппетита и дурное пищевареніе; предрасположеніе къ легочнымъ болѣзнямъ; искривленіе позвоночника; болѣзни головного мозга; неврозность, а у дѣвочекъ кромѣ того разстройства въ мѣсячныхъ очищеніяхъ.

Едва только былъ поднятъ вопросъ о мозговомъ переутомленіи, какъ конгрессы, академіи, парламенты и безчисленныя коммисіи начали имъ заниматься. Теперь имѣется уже цѣлая литература, существуютъ даже отдѣльные журналы (какъ наир, журналъ Котельмана, издаваемый Фоссомъ въ Гамбургѣ), посвященные исключительно гигіенѣ школы, а въ Бернѣ даже устроена отдѣльная каѳедра для преподаванія школьной гигіены.

Аксель Кей, профессоръ физіологіи въ Стокгольмѣ, обнародовалъ крайне важное сочиненіе по этому вопросу, и изслѣдо ванія его, произведенныя въ Швеціи, доказали неопровержимымъ образомъ, что въ наше время преподаваніе гораздо болѣе утомительно, чѣмъ прежде, и что здоровье дѣтей страдаетъ вслѣдствіе этого.

Какъ это бываетъ по отношенію ко всякому вопросу, такъ и тутъ вопросъ о переутомленіи мозга у дѣтей, посѣщающихъ школы, возбудилъ горячій споръ: одни отрицали, другіе утверждали, эти обвиняли, а тѣ защищали прежде, чѣмъ получены были вѣрные документы, дававшіе возможность составить себѣ точное сужденіе. Нѣкоторыя статистическія данныя, напечатанныя за послѣдніе годы, безъ сомнѣнія были преувеличены. Привожу здѣсь въ качествѣ примѣра цифры, сообщаемыя проф. Нестеровымъ въ его статьѣ «Современная школа и здоровье».

Наблюденія его были произведены въ теченіи четырехъ лѣтъ надъ учениками одной московской гимназіи. Они были начаты въ 1882 г. Въ общей сложности имъ было изслѣдовано 216 мальчиковъ.

По отношенію къ болѣзнямъ нервной системы онъ получилъ для восьми классовъ гимназіи слѣдующіе результаты:

Въ приготовительномъ классѣ эти болѣзни составляли

8%

в первомъ

15%

во второмъ

22%

в третьемъ

28%

в четвертомъ

44%

в пятомъ

47%

в шестомъ

58%

в седьмомъ

64%

в восьмомъ

69%

Къ счастью это не были настоящія болѣзни нервной системы, а просто только нервныя разстройства въ формѣ нейрастеніи съ повышенной противу нормальнаго чувствительностью, съ головными болями, невральгіями, съ сердцебіеніями и разстройствами въ области половыхъ органовъ.

Аксель Кей доказываетъ, что дѣтямъ въ школахъ вредить, главнымъ образомъ, слишкомъ продолжительное сидѣніе. По его убѣжденію имъ слѣдуетъ предоставить больше времени на свободныя движенія и увеличить продолжительность отдыха послѣ ѣды.

Изслѣдованія, произведенныя въ высшихъ школахъ Швеціи, показали, что только половина всѣхъ учениковъ оказываются въ нихъ вполнѣ здоровыми.

Непреодолимое затрудненіе, встрѣчающееся при всѣхъ подобнаго рода изслѣдованіяхъ, состоитъ въ томъ, что изслѣдователь не имѣетъ ни малѣйшей возможности опредѣлить, въ какомъ бы состояніи находилось здоровье этихъ дѣтей, еслибы они вовсе не посѣщали школы. Однимъ словомъ намъ недостаетъ при этихъ изслѣдованіяхъ среднихъ нормальныхъ чиселъ, которыя бы указывали типъ нормальнаго ребенка, не занимающагося ничѣмъ, и только ростущаго и развивающагося на свободѣ. Было бы неразумно конечно требовать, чтобы ради возможности произвести подобнаго рода опредѣленіе нормальнаго типа дѣтей, ихъ не пускали бы въ школу. Даже, если и имѣются подобнаго рода дѣти, то все-же трудно было бы найти ихъ въ достаточно большомъ числѣ для того, чтобы, на основаніи произведенныхъ надъ ними наблюденій, можно было установить среднія нормальныя числа.

Въ Швеціи дѣти въ старшихъ классахъ заняты отъ 11 до 12 и даже до 14 часовъ въ сутки. Среди дѣвочекъ 36%, страдаютъ блѣдной немочью и приблизительно у 10% имѣется искривленіе позвоночнаго столба. Оставляя въ сторонѣ близорукость, Аксель Кей находитъ въ школахъ Швеціи и Даніи до 40%, дѣтей, пораженныхъ хроническими болѣзнями, и это истощеніе и вырожденіе дѣтей онъ приписываетъ переутомленію ихъ мозга и слишкомъ труднымъ урокамъ, которыми ихъ мучаютъ.

Даже въ Англіи подростающія поколѣнія страдаютъ отъ чрезмѣрной мозговой работы; а между тѣмъ Англія по отношенію къ гигіенѣ стоитъ во главѣ всѣхъ прочихъ странъ. Бэллэнтэйнъ, профессоръ дѣтскихъ болѣзней въ Эдинбургскомъ университетѣ, напечаталъ недавно въ Lancet статью о мозговомъ переутомленіи въ Англіи. Онъ говоритъ, между прочимъ, что, по его мнѣнію, идеальной школой была-бы та, которая бы съумѣла распредѣлить занятія такимъ образомъ, чтобы дѣти посвящали одинаковое число часовъ на занятія и на игры, такъ чтобы время одинаково раздѣлялось на воспитаніе тѣла, съ одной стороны, и мозга — съ другой. Онъ предлагаетъ отправлять дѣтей въ деревню, какъ только родители замѣтятъ, что они во снѣ говорятъ о своихъ урокахъ и задачахъ. Выводы, къ которымъ приходитъ, на основаніи своихъ важныхъ изслѣдованій, проф. Бэллэнтэйнъ, состоятъ въ слѣдующемъ: — Дополнить гигіеническую организацію школы, сосредоточивъ большее вниманіе на физическомъ развитіи дѣтей. — Ввести больше разнообразія въ преподаваніе для того, чтобы ученики въ школахъ были вынуждены поперемѣнно то стоять, то сидѣть, то читать, то писать, при постоянной смѣнѣ работы и игры.—Принять мѣры, чтобы во всѣхъ школахъ дѣти ни въ какомъ случаѣ не могли оставаться на урокахъ въ сырой обуви. — Позаботиться о частомъ перемѣщеніи дѣтей въ школѣ для того, чтобы они не оставались долго въ одной и той-же классной комнатѣ. — Настоять на употребленіи большихъ стѣнныхъ пояснительныхъ таблицъ, фигуръ и картинъ. — Уничтожить самую возможность задавать дѣтямъ уроки на вакаціи.

Опытъ, заслуживающій наибольшаго вниманія, былъ произведенъ К. Пэджетомъ въ Англіи. Будучи недоволенъ успѣхами учениковъ одного класса, онъ раздѣлилъ его на два отдѣленія. Въ одномъ изъ нихъ ученіе шло по обыкновенному способу, тогда какъ въ другомъ одна половина дня употреблялась на ученіе, а другая на игру и на физическія упражненія на лугу, усаженномъ деревьями. Результатъ къ концу семестра получился слѣдующій: ученики, посвящавшіе половину учебнаго времени на игру на открытомъ воздухѣ, превзошли по своему прилежанію и успѣхамъ учениковъ другого отдѣленія этого-же класса.

Особенно въ гимназіяхъ и въ лицеяхъ излишекъ умственной работы долженъ обусловливать много жертвъ. Что касается университетовъ, то въ нихъ, за исключеніемъ времени экзаменовъ, большая часть молодыхъ людей наслаждается, я смѣло могу утверждать это, болѣе или менѣе полнымъ покоемъ. Впрочемъ даже и по отношенію къ низшимъ школамъ нѣкоторые опасаются, что положеніе дѣла уже слишкомъ преувеличиваютъ, когда толкуютъ о мозговомъ переутомленіи, такъ какъ работа, производимая дѣтьми въ школѣ, едва-ли можетъ давать такія серьезныя послѣдствія. Такъ напр, докторъ Люисъ думаетъ, что незначительный интересъ, принимаемый дѣтьми въ преподаваемыхъ имъ предметахъ и непродолжительность самыхъ уроковъ, какъ нельзя успѣшнѣе предохраняютъ дѣтей отъ чрезмѣрной мозговой усталости. Съ вопросомъ о работѣ дѣтей въ школахъ повторилось то же самое, что произошло и съ вопросомъ о работѣ дѣтей и женщинъ на фабрикахъ; а именно въ то время, какъ изслѣдованія, отчеты и различныя статьи по этому предмету достигли такого значительнаго числа, что ими одними легко можно наполнить цѣлые шкафы, у изслѣдователей зародилось сомнѣніе въ доказательности всѣхъ этихъ статистическихъ данныхъ и отчетовъ, такъ какъ они приводятъ въ качествѣ результата одной только причины (мозговаго переутомленія или фабричной работы) то, что является съ сущности послѣдствіемъ цѣлой группы сложныхъ условій.

Діогенъ Лаэртскій разсказываетъ, что умирающій Теофрастъ сказалъ своимъ ученикамъ, просившимъ его оставить имъ что либо на память, слѣдующія слова: «Живите счастливо и оставьте тѣ изслѣдованія, которыя требуютъ большого напряженія, или занимайтесь ими съ умомъ и такъ, чтобы они давали вамъ славу».

Этотъ совѣтъ таковъ, что отцы и учителя никогда бы не должны были забывать его. Дѣти и юноши, не могущіе переносить напряженной мозговой работы, должны бы были всегда избирать себѣ какое нибудь искусство или ремесло, занятія которымъ не требуютъ слишкомъ сильной работы мозга, такъ какъ это окажется для нихъ всего лучше.

Строгость экзаменовъ при окончаніи курса въ лицеяхъ и гимназіяхъ также необходима, какъ и медицинское освидѣтельствованіе рекрутовъ, производимое съ цѣлью устранить отъ поступленія въ армію всѣхъ неспособныхъ къ военной службѣ.

Физіологія не можетъ опредѣлить съ точностью, какую степень усталости можетъ выдерживать головной мозгъ, не дѣлаясь жертвой переутомленія, а также и тотъ возрастъ, когда мозгъ человѣка можетъ, безъ опасности для себя, подвергаться напряженной работѣ. Не подлежитъ конечно сомнѣнію, что до шестого года нельзя безъ опасности подвергать ребенка школьной работѣ и связанной съ нею усталости. Съ другой стороны, извѣстно, что умѣренное упражненіе ума полезно для развитія головного мозга. Физіологи говорятъ, что функція создаетъ органъ. Въ этомъ случаѣ передъ нами находится трудно поддающаяся распутыванію сѣть различныхъ причинъ и послѣдствій, которыя дѣйствуютъ взаимно другъ на друга и относительно которыхъ молено было-бы написать цѣлый томъ. Между прочими фактами теперь уже выяснено, что школа представляетъ собою одно изъ наиболѣе дѣйствительныхъ средствъ для улучшенія состоянія кретиновъ во всѣхъ тѣхъ мѣстностяхъ, гдѣ кретинизмъ господствуетъ эпидемически. Мозгъ человѣка нуждается въ обработкѣ такъ-же, какъ и поле, которому не желаютъ дать заглохнуть. Тѣмъ не менѣе однако обученіе перестаетъ быть выгоднымъ съ того момента, когда оно начинаетъ обусловливать усталость учащихся. Мы должны поддерживать мозгъ нашъ въ постоянной дѣятельности, но не должны доводить его до утомленія.

Въ качествѣ мѣрила нашей интеллектуальной работы должно служить не то, что дѣлаютъ другіе, а то, что мы сами можемъ выполнить безъ вреднаго напряженія.

Италия, 1893 г.

Центр здорового образования им. В.Ф. Базарного

www.zdorovoe-obrazovanie.ru

Анжело Моссо (1846 — 1910)

Добавить комментарий

Обязательные поля отмечены *

Читайте также

ЗАПУСТИТЬ
Видео, Здоровье детей, Профессор Базарный, Школа

Доктор Базарный о современной системе образования